ДОРОГИЕ БРАТЬЯ И СЕСТРЫ!

 

 

 Просим обратить ваше внимание на следующую информацию.

Монастырь открыт для общего посещения. На территории обители необходимо соблюдать медицинские предписания:

1.    Ношение медицинской маски;

2.    Соблюдение социальной дистанции в 1,5-2 метра друг от друга.

Богослужения для паломников и прихожан совершаются в праздничные дни, субботу и воскресенье.

Для желающих остановится на несколько дней, сдаются комфортабельные номера.

Телефон для справок: +7-928-461-87-44 Светлана.

 

 

20 марта 2022 года, в Неделю 2-ю Великого поста (Григория Паламы), в Свято-Михайло-Афонской Закубанской пустыне на кануне вечером было совершенно Всенощное бдение, а на утро Божественная Литургия.

Во вторую Неделю Великого Поста мы совершаем память Святителя Григория Паламы, архиепископа Фессалоникийского. Во вторую Неделю Великого Поста Святая Церковь говорит нам о тайне света, к которому мы должны приобщиться, если хотим увидеть Воскресение Христово. Святитель Григорий Фессалоникийский и богословские споры в XIV веке, связанные с его именем, учили о том, что свет Преображения есть свет нетварный, несотворенный. Опровергая ересь западных Богословов, это учение напоминало о слове Писания, что Бог есть свет, и, исповедуя Бога-Отца и Бога-Сына, Света от Света, Бога истина от Бога истина, мы веруем, что Богом-Светом сотворен другой — тварный свет, тот, о котором сказано в книге Бытия: «Сказал Бог, да будет свет».

Эти догматические вопросы не были отвлеченными для жизни Церкви. Не должны они быть отвлеченными и для нас. Беда, если мы воспринимаем их как простые богословские или ученые рассуждения, не имеющие никакого отношения к нашей жизни. Это может означать только одно: что тот свет, о котором нам возвещает Бог — свет, в котором нет никакой тьмы — для нас остается неувиденным, и мы не приносим печали покаяния в том, что пребываем во тьме. Все беды в Церкви связаны, в конце концов, с тем, что какие-то тайны веры становятся отвлеченными, переставая быть живыми насущными вопросами, решающими нашу судьбу, и мы теряем глубину веры, полноту христианского призвания, которое должны осуществить в Церкви.